Ухта - исток русской нефти. Период рудознатцев (XVII век - 70-е годы XVIII века)

Ухта - исток «русской нефти». Период рудознатцев

(XVII век - 70-е годы XVIII века)

Впервые о нефти - «горючей воде», которую использовало племя чуть, жившее в этом районе, упоминается в XV веке в Двинской летописи.

Николас Витсен
Николас Витсен

В 1692 году в Амстердаме голландский путешественник Николас Витсен издал книгу «Северная и Восточная Тартария» (в отечественной литературе утвердилось название «Северная и Восточная Татария»), в которой, живопи­суя Печорский край, рассказал: «Река Ухта является притоком реки Печо­ры. На этой речке в полутора милях от Волока есть мелкое место, где вы­деляется маслянистое вещество, которое плавает по воде и представляет собой чёрную нефть. Там же найден некий камень доманик, который горит, как свеча, и пускает от себя чёрный дым».

В конце XIX века Б.И. Вангель, побывавший на реке Ухте, описал процесс выделения нефти более подробно:

«... по самой реке Ухте, а также по её притокам наблюдается множество выходов нефти! Чаще всего она появляется на поверхности воды в виде крупной капли, всплывающей снизу и быстро растекающейся по воде, образуя тончайшую ирризующую плёнку, бесследно уносимую течением. Через минуту вновь всплывает такая же крупная капля... и так далее — беспрерывно. Иногда нефть выносится на поверхность целой горсточкой небольших круглых шариков, как дробь... Известно также несколько мест, где нефть выступает на поверхность земли, на несколько аршин выше горизонта воды в реке - она вытекает с водой в виде ключей и, постепенно накопляясь, образует целые лужи загустевшей смолистой массы. Такие выделения нефти замечаются как по самой реке Ухте на протяжении вёрст 20, так и по впадающим в неё с обеих сторон небольшим речкам и ручьям. Местность эта отстоит на 30-50 вёрст от устья Ухты».

В XVI-XVII веках в центральные районы России нефть привозили из Баку и применяли в медицине, в живописи в качестве растворителя при изготовлении красок, а также в военном деле. Почти до начала XX века нефть ис­пользовалась в основном для освещения помещений, смазки тележных колёс и некоторых механизмов. Постепенно усиливалось её значение как топлива. В Торговой книге, составленной в Москве в 1575-1610 годы, указано, что ведро нефти стоило в 3-6 раз дороже ведра вина.

 В 1721 году в Берг-коллегию поступило доношение рудоиска­теля из Архангельской губернии Мезенского уезда Григория Черепанова, нашедшего нефтяной ключ в Пустозерском уезде на реке Ухте. Пётр I повелел «нефтяной ключ освидетельствовать, взять нефтяную пробу и прислать в Санкт-Петербург для анализа». Его очень интересовала нефть: во время Персидского похода после взятия Баку в 1723 году Пётр велел составить описание всех тамошних нефтяных колодцев, ему докладывали и о находках нефти на Северном Кавказе и в Си­бири. Ухтинские пробы были взяты и доставлены в Москву, однако смерть царя положила конец правительственному интересу к север­ной нефти - на два десятилетия. В ноябре 1745 года в Берг-коллегию обратился купец и рудознатец из Архангельской губернии Фёдор Савельевич Пря­дунов за разрешением «завести в Пустозерском уезде при малой реке Ухте нефтяной завод».

Федор Прядунов
Федор Прядунов. Рис. В. Кисюва и В.Шустова. 1965г.

Фёдор Савельевич Прядунов родился в 1694 году в городе Каргопо­ле (на территории современной Архангельской области). До 1745 года, когда его заинтересовала Ухта, он уже лет двадцать занимался поис­ками месторождений полезных ископаемых на Севере. В 1732 году на острове Медвежий в Белом море ему удалось найти серебряное месторождение и добыть там самородки. Прослышав про ухтинскую нефть, Ф.С. Прядунов добрался до этого далёкого безлюдного района и сыскал нефтяной ключ неподалёку от современного города Ухты. Ф.С. Прядунов вошёл в историю как человек, первым организовавший добычу ухтинской нефти и её поставки в центральную Россию.

Разрешение было дано: «...велено в Архангелогородской губернии в Пустозерском уезде на пустом месте при малой речке Ухте завесть нефтяной завод и, распространяя, содержать тот завод довольным капиталом без остановок, а ту нефть продавать, а в Берг-коллегию, что на том заводе делаться будет, присылать верные репорты в год по дважды - в январе и июле месяцах».

Это было новое для России дело! В первый год Ф.С. Прядунов при помощи младшего сына Степана и трёх-четырёх наём­ных работников-ижемцев организовал на Ухте промысел. Спус­тя год первый нефтяной промысел России заработал.

Лепехин И.И.
И.И. Лепёхин

Академик И.И. Лепёхин так описывал завод Прядунова в своих «Подневных записках»: «Над самым нефтяным ключом, по сере­дине бьющим, построен был четырёхугольный сруб, вышиною в тридцать рядов, из коих шесть загружены были на дно, а прочие на поверхности воды находились. Внутри сруба стоял узкодон­ный чан, через отверстие в дне которого из воды текла нефть: быструю струю воды сдерживал водорез, поставленный с одной стороны отверстия в дне».

При заводе имелась каменная плотина, которая защищала сруб от паводка. Завод постоянно обслуживали три-четыре человека. Поскольку он располагался в тысяче километров от Архангельска в глухой тайге, продукцию возили только зимой, через Ижму, на оленях и лошадях до Архангельска и далее - в Москву. 

В 1746 году на промысле добыли первую нефть. Собрав за два сезона, на которые предпринимателю было дано освобожде­ние от налогов, 40 пудов «горного масла», Ф.С. Прядунов в марте 1748 года привёз нефть в Москву. Он называл её «русской нефтью». Как гласили документы, «означенного минерала до сего в России в изыскании не было, и оной в заведении состоит первой».

Поскольку применялась нефть прежде всего для лечения забо­леваний опорно-двигательного аппарата, её перегонкой занимались аптекари. В «Экстракте», хранящемся в Российском государствен­ном архиве древних актов в Москве, имеется упоминание о пробной перегонке ухтинской нефти, осуществлённой 10 октября 1748 года в Москве, в лаборатории Берг-коллегии обер-пробирером Лейманом: «...взято на передвойку три фунта, из того числа вышло передвоен­ной чистой нефти два фунта». Всего за период деятельности пред­приятия было добыто около 220 пудов нефти, что составило одну треть от всей нефти, использованной в России в XVIII веке. Расчё­ты ухтинского краеведа В.П. Надеждина оценивают общее потреб­ление нефти в России в XVIII веке в 750 пудов (или 12,3 т).

В 1749 году Берг-коллегия обязала Ф.С. Прядунова доставлять нефть в главную московскую аптеку для медицинских нужд. Фёдор Савельевич пробовал использовать нефть и нефтепродукты для ле­чения «всяких болезней разного чина людей», но его попытка оказа­лась неудачной, и он подвергся гонениям со стороны Медицинской коллегии.

К тому же в связи с истечением срока льгот по налогообложению от Ф.С. Прядунова потребовали внесения в казну соответствующей суммы, которой у него не было. Нефтепромысел был разрушен во время весеннего ледохода и половодья, его восстановлением занял­ся Степан Прядунов, вернувшийся на Ухту. А его отец находился в Москве, пытаясь наладить сбыт продукции и урегулировать пробле­мы с налогами.

В 1751 году С.Ф. Прядунов собрал 22 пуда нефти и также доставил их в Москву. Но организовать должным образом продажу нефти так и не уда­лось. «Самый радетельный из руководителей» Ф.С. Прядунов разорился. За неуплату налогов (35 рублей 23 копейки) его в 1752 году посадили в долговую тюрьму, где он и скончался в марте 1753 года.

После смерти Прядунова нефтепромысел стал предметом долгой судебной тяжбы. В 1756-м вдова Ф.С. Прядунова продала «завод» за бесценок вологодскому купцу Андрею Ивановичу Нагавикову. Тот в 1757 году собрал на Ухте более 36 пудов нефти, в следующем году 53,5 пуда нефти, но и у него дело не заладилось. В 1760 году купец умер, и завод перешёл во владение коми крестьянина Ивана Мингалева, не сумевшего возобновить добычу нефти.

В 1766 году яренский купец Михаил Саввич Баженов вновь организо­вал добычу ухтинской нефти и расширил её, открыв на реке Чути второй нефтяной промысел - в четырёх верстах от прядуновского. Он намеревал­ся перегонять нефть поближе к промыслу - на нижней Выми, где распола­галась его «поварня для пропуску нефти». Но она вскоре сгорела.

Спрос на нефть был невелик, а перевозка её с Ухты в центр России обходилась дорого. Вследствие невыгодности предприятия промысел в конце 1760-х годов прекратил работу. О дальнейшей судьбе М. Баже­нова пока ничего не известно.

По свидетельству академика Ивана Ивановича Лепёхина, к 1770-м годам от первого российского нефтяного завода на реке Ухте ничего не осталось: «От сего строения теперь никаких почти остатков нет, одна только нефть, плавающая в воде наподобие смолы, оста­вила память оного».

Позднее, в 1801 году, президент Берг-коллегии А.В. Алябьев заявил, что разрабатывать ухтинское месторождение нецелесообразно, так как потребности в нефти очень малы. Найденные «нефтяные ключи» оказались до поры до времени ненужными.

Начало нефтяного дела в России обычно связывают с Бакинскими про­мыслами. Но.. 

Бакинский нефтяной район окончательно вошёл в состав Российской империи только в 1803-1813 годах. Первый в России нефтепромысел Фёдора Прядунова был основан на реке Ухте ещё за несколько десятков лет до этого. Значит, несмотря на огромную разницу в масштабах южно­го и северного промыслов, «нефтяная колыбель» России находится не в южных, а в северных широтах России.

В середине XVIII века закончился первый период исследования полезных ископаемых в Печорском крае. Этот период получил в истории геологичес­ких исследований название «периода рудознатцев», поскольку он сводился к небольшим по объёму поискам различных полезных ископаемых и попыт­кам их разработки. При этом никакие геолого-съёмочные работы не произ­водились.