Ухтинская экспедиция ОГПУ и Ухто-Печорский трест

Решение стратегической задачи

«Точкой отсчёта» освоения Печорского края и начала промыш­ленной добычи северной ухтинской нефти стал 1929 год. Советская страна остро нуждалась в расширении производства нефти, каменного угля, радия и других полезных ископаемых для создания современной промышленной базы. В мае 1929 года Президиум ВСНХ СССР признал необходимым пред­принять масштабные поиски новых месторождений и разработал план широ­кого обследования Урала для поиска нефтяных и газовых месторождений.

Внимание ВСНХ к восточным предуральским районам привлекло откры­тие нефти в районе села Чусовские городки в 65 км севернее города Перми. 18 октября 1929 года там началось бурение скважины на соль, которое было закончено 1 мая на глубине 414,3 м. Соли не оказалось, а с глуби­ны 363-371 м началось обильное выделение нефти. Так Ухтинский район Печорского края снова попал в поле зрения правительства.

Преимуществами Ухтинского нефтяного района являлись относительная близость от центра страны, обилие и дешевизна леса, обилие воды, и даже холодный, но здоровый, чистый, смолистый воздух. К неблагоприятным ус­ловиям промышленной эксплуатации Ухтинского нефтеносного района отно­сились отсутствие дорог, недостаток рабочей силы, так как Печорский край в начале XX века оставался малонаселённым, и постоянная нехватка продо­вольствия. Сказывалась также слабая геологическая изученность края.

Таким образом, для промышленного освоения Ухтинского района необ­ходимо было, помимо капиталовложений, решение транспортных проблем и обеспечение региона трудовыми ресурсами. Две последние проблемы со­ветское правительство решило возложить на лагеря ОГПУ.

Ничего принципиально нового в этом «высоко­эффективном» - в отношении экономии средств и времени - механизме не было. Даже не удаляясь глубоко в мировую историю, можно вспомнить об опыте царской России, использовавшей для освоения удалённых окраин труд каторжан. Ещё в 1920-е годы при формировании Автономной области Коми (Зырян) одним из активных деятелей того периода Д.А. Батиевым была высказана идея использовать труд заключённых для освое­ния Ухтинского района.

Система мест заключения и система исправительно-трудовых уч­реждений вступила в 1928-1929 годы в полосу кризиса и нуждалась в реформировании. Места заключения были перегружены: в них на­ходилось в 2-2,5 раза больше заключённых, чем предусматривалось нормальным режимом их содержания.

Наркомюст обратился в правительство с предложением использо­вать труд заключённых путём создания концентрационных лагерей на Европейском Севере страны.

В докладной записке И. Сталину содержалось предложение - по­ручить ОГПУ приступить к организации концентрационного лагеря в районе Ухты в текущем 1929 году и выделить 1 200 000 рублей на решение этой задачи. Именно с Ухты, вслед за «СЛОНом» - Соловец­ким лагерем особого назначения - началось формирование ГУЛАГа.

В июне-июле 1929 года в ОГПУ была организована специальная структура «Северные лагеря особого назначения» (СЕВЛОН).

В справочнике «Система исправительно-трудовых лагерей в СССР», (составитель М. Б. Смирнов. Москва, «Звенья», 1998 г.) содержатся следующие сведения: «Северные лагеря особого назначения (УСЕВ­ЛОН, Севлаг, СЕВЛОН) были организованы 28 июня 1929 года во ис­полнение решения правительства об использовании труда з/к при ко­лонизации отдаленных районов СССР и эксплуатации их природных богатств, оформленного Постановлением СНК от 11 июля 1929 года. Они подчинялись УЛАГ-ГУЛАГ ОГПУ (до образования УЛАГа - 3-му отделению Спецотдела ОГПУ).

По сведениям Производственного отдела ГУЛАГа ОГПУ, лагерь «фактически начал функционировать с 1 августа 1929 года. 6 июня 1931 года была проведена его реорганизация, было приказано расформи­ровать УСЕВЛОН (в составе Котласского, Пинюгского, Сыктывкарско­го. Усть-Вымского, Архангельского отделений, Ухтинской и Вайгачской экспедиций) и с 20 июня 1931 года на его базе организовать Ухтинско-Печорский, Усть-Вымский, Темниковский исправительно-трудовые лаге­ря ОГПУ, Вайгачскую экспедицию ОГПУ и Архангельский перевалочный пункт ГУЛАГа.

В приказе ГУЛАГа ОГПУ от 28 мая 1931 года сказано: «Всё возрас­тающее экономическое значение Ухтинского и Печорского районов вы­нуждает ОГПУ центральное Управление Северным лагерем перенести из Сольвычегодска на Ухту и Печору... тов. Сенкевичу приступить к формированию нового лагеря в Средневолжском крае».

Численность росла таким образом: 1 октября 1929 года - 9250 человек, 1 января 1930 года - 20276 человек, 1 января 1931 года - 49 716 человек.

Руководили лагерем В.В. Бокша, с 28 июня 1929 года по 19 августа 1930 года - Э.И. Сенкевич».

На лагерь было возложена задача освоения и эксплуатации при­родных богатств Ухты и Печоры, а также строительство железной дороги Сыктывкар (Усть-Сысольск был переименован в Сыктывкар в 1930 году) - Пинюг протяжённостью 275 км, тракта Сыктывкар-Ухта протяжённостью 313 км. Строительство железной дороги было включено в пятилетний план, и на начальный этап было выделено 800 тыс. рублей, уже в декабре 1929 года на строительстве дороги работали 2300 человек.

Но развернувшееся строительство не обеспечивало выход к ух­тинской нефти. Поэтому в то же время было принято решение на­править в Печорский край экспедицию ОГПУ и создать в районе Ухты лагпункт УСЕВЛОНа. Во исполнение директивы Политбюро Управления Северными лагерями (УСЕВЛОН) с августа 1929 года на берегу речки Чибью (приток Ухты) был создан лагпункт под на­званием «База Ухтинской экспедиции ОГПУ».

Итак, организация комплексной экспедиции была поручена ОГПУ - Объединённому государственному политическому управлению при Совете Народных Комиссаров. Параллельно с созданием радие­вой промышленности экспедиция должна была продолжить работы по поиску гелиеносных газов, нефтяных месторождений, вести раз­ведку угольных месторождений.

В то время ОГПУ было единственным органом, которому поручались сверхважные, секретные и требовавшие срочного исполнения государственные задачи не только политического, но и экономического характера. Задание СНК СССР могло вы­полнить только ведомство, наделённое полномочиями для при­влечения крупных людских ресурсов, особенно технической интеллигенции.

Ухта стала первым районом такого решения народнохозяйствен­ной задачи. Кроме того, это был первый практический шаг госу­дарства по решению стратегической задачи освоения северных тер­риторий и их природных богатств. Эта стратегия потом успешно претворялась в жизнь. Вслед за Ухтой в 1931 году началось освое­ние Хибин, в 1932 году начались широкомасштабные работы на Ко­лыме, в 1935 году - в Красноярском крае, с его Норильским горным комплексом.

Предварительно в Москве в ОГПУ состоялось совещание, к ко­торому были привлечены специалисты-геологи, известный исследо­ватель Печорского края А.А. Чернов и репрессированный по делу Промпартии геолог Н.Н. Тихонович. Предстояло разработать марш­рут экспедиции и направить в таёжное бездорожье тяжёлое обору­дование и значительную группу заключённых.

В мае 1929 года из центрального аппарата ОГПУ в Соловецкий лагерь были направлены два ответственных работника (С.Ф. Сидо­ров и Э.П. Ская) для комплектования экспедиции. Одновременно шла и подготовка оборудования к отправке: к этой работе были при­влечены коммунист, студент пятого курса геологического факульте­та Горной академии Д.А. Русанов и для оказания помощи по науч­но-технической части буровой мастер И.И. Косолапкин.

Начальником экспедиции был назначен Сергей Фёдорович Си­доров - питерский рабочий-металлист, капитан госбезопасности; помощником начальника по геолого-топографической части - A.M. Рашкуев, по научно-технической части - Д.А. Русанов. На сборы ушло две недели.